Новости проекта
Подписывайтесь на нас ВКонтакте!
Внимание! Важные изменения при добавлении учащихся
Голосование
Как Вам новый сайт?
Всего 24 человека

Память о ВОВ

Дата: 3 мая 2016 в 09:40, Обновлено 20 декабря 2016 в 09:59

Официально Вторая Мировая война началась 1 сентября 1939 г. нападением нацистской Германии на Польшу. Однако, существует точка зрения, согласно которой Вторая Мировая началась в 1931 г. нападением Японии на Китай и в дальнейшем протекала как цепь локальных конфликтов: японо-китайского (1931–1945), итало-эфиопского (1935–1941), гражданской войны в Испании (1939), аншлюса Австрии (март 1938-го), оккупации Судет (октябрь 1938-го), а затем и всей Чехословакии (март 1939-го) и т.д. В этом контексте и начало Второй Мировой войны предстает как ряд отдельных кампаний: Польская (сентябрь 1939 г.), оккупация Норвегии (апрель-июнь 1940-го), Бельгийская кампания и битва за Францию (май-июнь 1940 г.), африканская кампания 1940–41 г., итало-греческая война (ноябрь 1940 — май 1941 гг.), оккупация Югославии (апрель 1941 г.), итало-немецкая оккупация Греции (апрель-май 1941 г.). Все эти кампании были сравнительно кратковременны и отличались сравнительно небольшим количеством потерь: так, немецкая армия потеряла в Польской кампании 7 тысяч человек, в битве за Францию 27000 человек. Только с началом Великой Отечественной войны Вторая Мировая война приобрела черты, сходные с Первой Мировой — непрерывность боевых действий, огромные потери, сплошная линия фронта. Однако она превзошла Первую Мировую количеством потерь, ожесточенностью боевых действий и террора против мирного населения.

Каковы причины Второй Мировой войны? Они коренятся в итогах Первой Мировой, в результате которой было разрушено 4 империи и создано первое в мире социалистическое государство. Страны-победители пытались разрешить ряд национальных вопросов, но в результате создали целый ряд новых национальных и государственных проблем. Версальская система была построена на унижении и ограблении побежденных и вышедших из войны стран, прежде всего Германии и России. Это не могло не принести свои отрицательные плоды и не посеять семена реваншизма в Германии. Не случайно маршал Фош прозорливо сказал после заключения Версальского мира в 1919 году: «Это не мир, а перемирие лет на двадцать».

Однако, существовали и иные причины — не только со стороны побежденных, но и со стороны победителей. Англия, Франция и США не смогли создать прочную политическую и экономическую систему, обеспечить экономическое процветание Европы и Америки. В результате в 1929 году начался мировой экономический кризис, который продлился до 1932-го, а в некоторых странах — до 1933 г. Он привел к массовой безработице, разорениям и способствовал приходу к власти Гитлера в Германии в январе 1933 года.

Следует сказать несколько слов о феномене нацизма. Государства Центральной, Южной и Восточной Европы межвоенного периода тяготели к авторитаризму и диктатуре: достаточно упомянуть итальянский режим Муссолини, от которого пошло слово «фашизм» (фаши — римские фасции, связки прутьев), диктатуру Франко в Испании, Пилсудского в Польше, Сметоны в Латвии и т.д. Однако германский фашизм, или национал-социализм оказался среди них явлением исключительным. Основным в германском фашизме стал культ вождя, призыв к единству нации и расистская доктрина превозношения германских народов (т.н. арийцев) над всеми прочими, которы априорно признавались «недочеловеками» и подлежали либо порабощению и частичному уничтожению (как напр. славяне), либо полному истреблению (как евреи и цыгане). Основой нацизма явился расисткий материализм, причудливо переплетенный с оккультизмом, неоязычеством и убежденностью в том, что христианские ценности устарели. Он воспринял некоторые черты социализма — призыв к солидарности трудящихся, требование общенародной собственности, государственного регулирования экономики, однако в значительной степени эти призывы носили декларативный характер. В целом германский фашизм или национал-социализм создавался как альтернатива коммунизму, и прежде всего — советскому социализму. Адольф Гитлер в своей книге «Майн Кампф» прямо писал об основном направлении будущей экспансии: «По примеру наших предков мы, препоясавшись, направимся на Восток». Этому способствовала т.н. «Доктрина жизненного пространства», якобы необходимого для немецкого народа, которое необходимо искать на Востоке.

Возникает ряд вопросов: каким образом Гитлер смог прийти к власти, восстановить германскую промышленность и армию, без единого выстрела присоединить к Германии Австрию и Чехословакию? Кто ему помогал? В современной низкопробной публицистике временами встречаются безответственные утверждения о том, что якобы Сталин способствовал приходу Гитлера к власти, что фашистский меч якобы ковался в СССР. Исторические факты опровергают подобные вымыслы: Коммунистическая партия Германии, подконтрольная Коминтерну, последовательно придерживалась антифашистской позиции и первая попала под каток нацистских репрессий. Военное сотрудничество России и Германии после прихода Гитлера к власти в 1933 году было резко свернуто. Отношения СССР и Германии в период 1933–1938 г. были достаточно напряженными, если не враждебными, экономические связи минимальными. В советских средствах массовой пропаганды Германия как правило представлялась антисоветской страной, где воцарилось фашистское мракобесие.

Самым страшным обвинением в 1937 г. была принадлежность к фашистской организации, а Германия осознавалась как вероятный противник в будущей войне.

Каковы же истинные помощники Гитлера? Его приход к власти был бы невозможен без благоприятствования со стороны стран-победительниц в Первой Мировой войне, в значительной мере контролировавших Веймарскую Германию. Им достаточно было бы потребовать от германских властей запрета Национал-социалистической партии или отказа в предоставлении австрийцу Гитлеру немецкого гражданства. Далее, всякая партия нуждается в финансировании. Между тем участие германских промышленников в финансовом обеспечении НСДАП (национал-социалистической партии) вплоть до ее победы было минимальным, а пожертвования рядовых членов — явно недостаточными. Есть свидетельства, что Адольфа Гитлера финансировали те же финансовые структуры, что давали деньги большевикам в 1917 г.

Еще более странные события происходят после победы Гитлера. Англия и Франция никак не реагирует на внутреннюю репрессивную политику Гитлера — преследование инакомыслящих, гонение на евреев, создание первых нацистских концлагерей. Практически никакой адекватной реакции не последовало и на демонстративный выход Германии из Лиги Наций и отмену ограничений вооружений, наложенных на Германию Версальским миром. Германия демонстративно воссоздавала свои вооруженные силы при попустительстве и даже при помощи Англии и Франции. В 1935 году Англия заключает с Германией Морское соглашение, по которому немецкие военно-морские силы могли составлять 2/3 от английских. Отметим, что по Версальским соглашениям Германия вообще лишалась права держать военно-морской флот. В 1936 году немецкие войска вступают в демилитаризованную Рейнскую зону без всякого сопротивления со стороны Франции, хотя, по воспоминаниям современников, достаточно было одного французского батальона, чтобы заставить немцев повернуть: к войне с Францией Германия была еще не готова. В том же 1936 году началась Гражданская война в Испании. Англия и Франция заняли по меньшей мере двусмысленную событию. Они заявили о своем нейтралитете и об эмбарго на оружие для воюющих сторон. Однако на практике оно коснулось только республиканцев, поскольку Германия и Италия не только поставляли оружие режиму Франко, но и послали в Испанию свои войска. Все это совершалось при полном попустительстве западных держав. Законному испанскому правительству помогал только СССР.

Советский Союз неоднократно заявлял протесты Лиге Наций против нарушения Германией условий Версальского договора и ее вооружений. Неоднократно СССР предлагал создать коллективную систему безопасности, которая предотвратила бы грядущую войну в Европе. Большинство советских предложений, однако, были высокомерно проигнорированы: Советский Союз казался западным державам более опасным, чем фашистская Германия, и поэтому ее взращивали с дальним расчетом направить против СССР. Единственным успехом явилось заключение в 1935 г. советско-французского и советско-чехословацкого соглашения о взаимной помощи в случае нападения третьих стран, однако оно в значительной степени было заблокировано условием французских гарантий для Чехословакии.

В марте 1938 года Гитлер производит аншлюс, или присоединение Австрии в нарушение всех международных законов. По сути дела, эта была первая агрессия, правда бескровная. Англия и Франция ограничились декларативными шагами и не предприняли никаких мер для обуздания агрессора. Еще ярче их поощрение немецкого «Drang nach Osten» (натиска на Восток) выразилось в Чехословацком кризисе. На западе Чехословакии в Судетах проживало трехмиллионное немецкое большинство, подстрекаемое к актам неповиновения из Германского Рейха. С лета 1938 г. Гитлер развязывает демагогическую кампанию по поводу якобы угнетаемых судетских немцев и категорически требует присоединения Судет к Германии, угрожая в противном случае Чехословакии войной. В этой ситуации Франция и Англия обязаны были жестко пресечь немецкие претензии и оказать Чехословакии дипломатическую и, при необходимости, военную помощь, хотя бы в силу французско-чехословацкого договора о взаимопомощи. Вместо этого английский премьер-министр Чемберлен 15 сентября 1938 года прилетает в Германию на встречу с Гитлером и по сути дела предает Чехословакию, соглашаясь на все условия фюрера. В этих условиях только Советский Союз поддержал Чехословакию, заявив, что он готов оказать ей       военную помощь даже без гарантий Франции. Пятьдесят советских дивизий были готовы к переходу в Чехословакию, а несколько сотен советских самолетов готовы были совершить перелет на чехословацкие аэродромы.

В случае совместного выступления СССР, Англии, Франции и Чехословакии Гитлер отступил бы без боя. Однако, даже самая возможность выступить вместе с СССР была исключена для правящих кругов Англии и Франции. Польша и Румыния по приказу из Парижа и Лондона заблокировали проход советских войск. 21 сентября 1938 г. посланники Англии и Франции поставили президенту Чехословакии Бенешу ультиматум: «Если война возникает вследствие отрицательной позиции чехов, Франция воздержится от всякого вмешательства, и в этом случае ответственность за провоцирование войны полностью падет на Чехословакию. Если чехи объединятся с русскими, война может принять характер крестового похода против большевизма, и правительствам Англии и Франции будет очень трудно остаться в стороне».

В результате этого ультиматума Чехословакия капитулировала. 30 сентября 1938 года в Мюнхене был подписан договор о передаче Судет, который по сути дела означал ликвидацию Чехословакии как независимого государства. Последующий распад Чехословакии и аннексия протектората Богемии 15 марта 1939 г. лишь довели до конца то, что было решено в Мюнхене. В результате Германия приобрела около 10 миллионов человек населения, возможность для мобилизации 40 дивизий и лучшие оружейные заводы в Европе.

Запад буквально вскормил гитлеровскую Германию, рассчитывая, что она станет бастионом против СССР. На Нюрнбергском процессе фельдмаршал Кейтель изъяснял: «Целью Мюнхена было изгнать Советский Союз из Европы. Завершить германское перевооружение и приготовиться к будущему».

Это далеко не единственная оценка антисоветской направленности Мюнхенского сговора. Нельзя не согласиться с немецким историком М. Фройндом, подчеркивающим, что «Мюнхен был не просто большой капитуляцией Запад». По его мнению, «исключение СССР из европейского концерта держав свидетельствовало о намерении “дать Гитлеру свободу действий на Востоке”«. М. Барг пишет: «Западные державы стремились направить агрессию Гитлера против Советского Союза, ожидая, что из этого конфликта обе стороны выйдут ослабленными, а Англия и Франция выступят в роли третейских судей» и укрепят «свои мировые позиции», поэтому и были отвергнуты предложения СССР о коллективной безопасности. По существу влиятельные политики Запада отводили Гитлеру функции «подавления большевизма» не только внутри Германии. Англия и Франция недвусмысленно предлагали нацистской Германии путь на Восток (Мерцалов А.Н. Великая Отечественная война в историографии ФРГ. М., 1989. С. 88-89).

Перед отлетом из Мюнхена Чемберлен встретился с Гитлером и заявил: «Для нападения на СССР у Вас достаточно самолетов, тем более, что уже нет опасности базирования советских самолетов на чехословацких аэродромах».

Советский Союз часто упрекают за договор о ненападении с Германией, но упускают из виду, что подобные же соглашения были заключены Англией и Францией непосредственно после Мюнхена. Заключенная 30 сентября 1938 г. англо-германская декларация и 8 декабря этого же года франко-германская декларация по существу были равнозначны договору о ненападении. Более того, западные политики стремились провести раздел сфер влияния и передел существовавших границ. Французский министр иностранных дел Ж. Моне говорил Риббентропу во время переговоров: «Оставьте нам нашу колониальную империю , а мы вам — Украину». После подписания франко-германской декларации в информации, направленной во французские посольства, выражалась надежда, что «германская политика впредь будет направлена на борьбу против большевизма».

Ряд западных историков считают, что Мюнхен стал событием, которое в итоге ввергнуло мир воВторую Мировую войну. Так, американский историк и журналист А.Ширер утверждает, что мюнхенская политика «умиротворения» агрессора непосредственно привела к войне.

Как считает ряд отечественных историков, именно после Мюнхена стала складываться идея о возможности сближения с Германией, несмотря на то, что нацистский рейх считался наиболее опасным и наиболее вероятным противником Советского государства. «Не было бы Мюнхена, не было бы и пакта с Гитлером» — отмечал впоследствии Сталин в беседе с Черчиллем, и тот ни слова не возразил ему.

В последний раз Советский Союз попытался возродить систему коллективной безопасности во время польского кризиса весны-лета 1939 года, когда Германия выдвинула территориальные претензии к Польше. Советские руководители по дипломатическим и военным каналам обратились к правительствам Англии и Франции с предложением военного союза против Германии для защиты Польши. На советские предложения долго не было отклика, наконец в августе морем (!) была отправлена делегация, не имевшая полномочий для заключения соглашения. Переговоры с английскими и французскими представителями показали, что целью Англии и Франции было лишь столкнуть СССР с Германией, а самим остаться в стороне. В этих условиях советскому правительству ничего не оставалось, как заключить 23 августа 1939 года пятилетний договор о ненападении с Германией. Напомним тем, кто критикует СССР за этот договор, что подписание подобных соглашений — обычная европейская практика тех лет. Например, аналогичный договор с Германией имела Польша. 7 июня 1939 года договоры о ненападении с Германией заключили Литва, Латвия и Эстония. Советский Союз предлагал Германии подписать подобное соглашение еще в 1936 году. Тогда формальной причиной отказа Берлина стало отсутствие у Германии и СССР общей границы. С этой точки зрения возвращение (по инициативе немецкой стороны) к этому вопросу в августе 1939 года выглядит более чем логичным. Немцы во избежание конфликтной ситуации хотели бы заранее урегулировать отношения с СССР, с которым в будущем могла появиться общая граница.

Что касается т.н. «секретных протоколов», то с источниковедческой точки зрения ситуация осложняется тем, что до сих пор не опубликован их оригинал. В 1989 г. были обнародованы лишь его копии, подлинность которых вызывает у ряда исследователей обоснованные сомнения. В любом случае, речь в них идет лишь о сферах влияния, а не о конкретных территориальных приобретениях и разграничении. Как мы видели, с точки зрения политической морали и международной практики первой половины ХХ в. т.н. пакт «Молотов-Риббентроп» не представлял собой ничего особенного и являлся естественным следствием Мюнхена. Пакт для Советского Союза был необходим, чтобы выиграть время для подготовки к будущей войне и отодвинуть свои границы на Запад. Если бы 22 июня 1941 г. немецкие войска начали бы наступать под Минском и от Нарвы, то вполне возможно, Москва и Ленинград пали бы и война кончилась совсем по-другому.

1 сентября 1939 г. Германия напала на Польшу. 3 сентября ей объявили войну Англия и Франция, однако реальной войны на Западном фронте не велось. Поляки умоляли о скорейшем наступлении и помощи оружием. В ответ британский генерал Айронсайд посоветовал им... закупить вооружение в нейтральных странах. Наступление на Западном фронте началось лишь на 15-й день и союзники продвинулись... на 1 км, при этом немцы сопротивления не оказывали. «Если бы союзники начали наступление, мы бы смогли им противопоставить лишь призрачное сопротивление» — вспоминал позднее генерал Рунштедт. Таким образом, союзники предали Польшу. Уже 7 сентября немецкие войска вышли на подступы к Варшаве. С 8 по 15 сентября основные группировки польских войск были разгромлены.

Гитлер несколько раз после 1 сентября обращался к Сталину с настойчивыми предложениями немедленно ввести Красную Армию в Польшу и даже шантажировал намеками на свою якобы неспособность увести германскую армию с территории Восточной Польши, если немецкие части войдут туда, преследуя разбитых поляков, раньше Красной Армии. Но до тех пор, пока в Варшаве действовало польское правительство, руководившее сопротивлением, СССР воздерживался от перехода границы, поскольку желал соблюсти законность. Однако в ночь на 17 сентября польское правительство и главнокомандующий польскими вооруженными силами маршал Рыдз-Смиглы бежали в Румынию. Армия к этому времени уже практически развалилась и оказывала лишь очаговое сопротивление. Никакой законной власти в Польше больше не существовало, как не существовало и самого польского государства. В этих условиях советское правительство решилось ввести войска в Восточную Польшу для защиты украинского и белорусского населения, а также для того, чтобы эти земли не достались Германскому рейху. Ввод советских войск был уже невыгоден Германии, которая свои вопросы решила и была готова проглотить Польшу целиком. Чтобы понять смысл этих событий, следует напомнить, что в 1920 г. Польша, совершив акт агрессии против Советской России, захватила западноукраинские и западнобелорусские земли, которые должны были отойти к России по международным договоренностям. Освободительный поход Красной армии в сентябре 1939 г. остановился почти на линии Керзона, которая была определена российскими и западными дипломатами еще в 1920 г.

Отметим, что ни союзники Польши (Великобритания и Франция), ни само польское правительство не посчитали СССР агрессором и войны ему не объявили. Более того, польское правительство даже приказало своим войскам не оказывать Красной армии сопротивление — воевать только против немцев. Вхождение восточно-польских (западно-украинских и западно-белорусских) территорий в состав СССР было окончательно признано Лондоном, Парижем и Варшавой лишь в 1945 году — по результатам общего послевоенного урегулирования. В качестве компенсации Польша получила восточно-германские земли. Однако, де-факто признание новой границы Советского Союза произошло гораздо ранее.

Политические и духовные последствия Второй Мировой войны неисчислимы. Во-первых, заметно понизилась роль Европы в мировой политике. Сверхдержавами стали СССР и США. Война показала неспособность Великобритании и Франции содержать огромные колониальные империи, что в конечном счете привело к их распаду. В Восточной Европе, занятой советскими войсками, был создан социалистический лагерь. Одним из главных итоговВторой мировой стало создание Организации Объединенных Наций на основе Антифашистской коалиции, сложившейся в ходе войны, для предотвращения мировых войн в будущем.

Для многих советских граждан Великая Отечественная война стала дорогой к вере

В духовном плане последствия были весьма разнообразны и противоречивы. С одной стороны, в Западной Европе усилились либеральные и атеистические движения. Появилось даже так называемое «богословие после Освенцима», основной вопрос которого состоял в следующем: если Бог есть, то как Он допустил Освенцим и холокост? Будто в библейские времена не было своих освенцимов и холокостов и будто Библия не дает ответа на этот вопрос! Но совсем другой ответ дала историческая Россия в лице Советского Союза: для многих советских граждан Великая Отечественная Война (неотъемлемая часть Второй Мировой) стала дорогой к вере. Не только во время войны, но и после нее храмы были переполнены, люди стремились на исповедь и к причастию, и таких были не тысячи, а сотни тысяч, пожалуй, даже миллионы. Если говорить о плодах покаяния, известных нам из слов Иоанна Предтечи (у кого две одежды — отдай одну), то нравственная высота русского человека проявлялась в таких удивительных поступках, как отдача русскими сиротами и вдовами зачастую последнего хлеба военнопленным немцам. А если определять покаяние, как «перемену ума» (metanoia), то следует отметить, что СССР 1945 года по своему духу был уже другой страной, нежели СССР 1939 года, и эти изменения были явными и ощутимыми: практически прекратилась атеистическая пропаганда, возродился русский патриотизм, а с ним отчасти и церковные духовные ценности.

Вот как вспоминал о военных временах и о покаянном настрое русского человека архимандрит Кирилл (Павлов): «После Сталинградской битвы, когда мы прибыли в тамбовские леса на отдых, в один воскресный день я пошел в Тамбов. Там только что открыли единственный храм. Собор весь был голый, одни стены... Народу — битком. Я был в военной форме, в шинели. Священник, отец Иоанн, который стал впоследствии епископом Иннокентием Калининским, произнес такую проникновенную речь, что все, сколько было в храме народа, навзрыд плакали. Это был один сплошной вопль... Стоишь, и тебя невольно захватывает, настолько трогательные слова произносил священник…».

Плодами этого покаяния мы во многом живем и сейчас.

Комментарии:
Оставлять комментарии могут только авторизованные посетители.